Назад к оглавлению.

Спор Иисуса с Книжниками

Итак, предположим, что мы сумели обосновать с определенной степенью достоверности необходимость сортировать прочитанное в Новом Завете на «пшеницу» и «плевелы». Поэтому, не въедаясь в каждую запятую в тексте, попробуем уловить общий смысл аргументов Иисуса против книжников, законников и фарисеев. А, каламбур заключается ещё и в том, что Иисус как раз об этом и спорит с хранителями «Слова Божия» в виде писаного закона - Торы. Иисус им и объясняет, что не всё из написанного в этом «вашем законе» есть истина, но, есть и истинный закон, который как раз истиной и является. Закон этот истинный и называется Законом Моисея. Но, это не тот исправленный закон, который вы тоже называете Законом Моисея, а, настоящий Божий Закон, который был истинно писан Моисеем, а, не вашими старцами. Именно этот, истинный закон, и исполняет Иисус, а, фарисеи исполняют предания старцев, ложно утверждая, что предания старцев и есть, якобы, истинный закон.

И вот, выходит, что Евангелие есть самая главная книга критикующая писаную Тору. «Как же, позвольте» - скажете вы: «Ведь, мы знаем, что Старый Завет и Новый Завет - это две половинки одного и того же Закона Божьего». И действительно, нелегко привыкнуть к мысли о том, что после стольких веков исповедания христианства миллиардами людей, посвятивших свою жизнь на изучение этого предмета, нам всё же придётся открывать ещё один Закон Моисея, как что-то совершенно новое, о чём мы не имели ни малейшего понятия. Всё дело в том, что, приступая к чтению Евангелия, мы не находимся в том положении людей, которые никогда ничего не слышали об учении Иисуса, вдруг первый раз услыхали его. Нет, мы уже имеем готовую, целую теорию о том, как мы должны понимать его. Здесь можно, наверно, углубиться в анализ тех представлений: кто есть Иисус. Книжник ли он, пророк или учитель, который дополняет и разъясняет уже известный нам несомненный закон Бога. Но, мне хотелось бы сделать нечто обратное. Я хотел бы отстраниться от уже известных нам толкований и попробовать осмыслить всё своей собственной головой ещё раз, как бы сначала. Непредвзято. Представьте, что вы читаете что-то новое.

Я приведу только одно из высказываний для уменьшения потока информации. Потом можно, по той же схеме, проанализировать и все остальные высказывания Иисуса. Пример очевидный, очень старый, но, других нам пока и не нужно. Взято из Нагорной Проповеди Иисуса.

Вам сказано: «око за око и зуб за зуб»; а я говорю вам: «не противьтесь злу». Слова «око за око и зуб за зуб» - была (есть) заповедь, записанная в Торе. На тот момент времени (во время оно) Тора считалась законом, в том числе и уголовным, который, как считалось, был дан иудеям от Бога через Моисея. Так считалось среди иудеев не без усилий тысячелетней пропаганды правящей элиты того народа. Я так сильно углубляюсь в осмысление этих слов, чтобы ещё раз разделить два очень важных понятия. Это, во-первых, «Истинный Закон Моисея», который и был дан через Моисея, именно так, как Моисей его записал. И, во-вторых, имеющийся на тот момент времени «Так Называемый Закон Моисея» - Тора, тот записанный свод законов, который использовался у иудеев уже при жизни Иисуса. Это совершенно не одно и то же. Конечно, левиты, книжники и фарисеи пытались убедить всех, что тот записанный свод законов, что они имели в обиходе, и был тем самым законом, который записал Моисей. Но, вот появился весьма красноречивый и знающий писания человек по имени Иисус и говорит: «а я говорю, не противься злу или злому». Да, конечно, нам известно и то, что триста лет спустя Иоанн Златоуст растолкует нам бестолковым, что эти высказывания суть одно и то же. Но, ведь даже сама необходимость таких объяснений указывает на всем очевидный факт того, что Иисус приносит кое-что новое и противопоставляет это старому. Что же это такое новое Иисус нам пытается разъяснить? На поверку выясняется, что это новое есть не что иное, как именно старый оригинальный «Закон Моисея». А, старое, которому он это противопоставляет, есть обновленный левитами закон якобы принадлежащий авторству Моисея. Простите за вот такой каламбур, хотя в этом предмете рассуждений таких каламбуров столько, что даже и не знаю, как и разобраться с ними. Возвращаясь назад к теме, зададимся вопросом: «возможно Иисус отрицает старый закон и утверждает новый (свой) закон». И, действительно, мы припоминаем, что такое обвинение выдвигалось, ибо, фарисеи говорили, что Иисус пришёл нарушить закон (Тору). А, что же говорит по этому поводу сам Иисус? А, он, между тем, утверждает:

«Не думайте, чтобы я пришёл нарушить закон или (учение) пророков; я не нарушить пришёл, но, исполнить. Потому что верно говорю вам, скорее упадет небо и Земля, чем выпадет одна малейшая йота или черта (частица) закона, пока не исполнится всё». (Матфей, V, 17-18)

И 20-й стих прибавляет: «Ибо, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, не войдёте в царство небесное».

Получается какой-то абсурд. С одной стороны Иисус сознательно и неоднократно нарушает иудейские законы. Как то, исцеляет людей в Субботы прилюдно в синагогах (то чего не положено по закону), а, потом он утверждает, как сказано в предыдущем абзаце. Как такое возможно понять? А, понимать это так и нужно - есть собственно два закона. Один - Тора, писаный закон, применяемый в Иудее во время оно. Он обозначен здесь как «закон и пророки». Другой же «закон», это тот самый закон, который и есть истина. Его и дал иудеям Моисей, но, левиты впоследствии его доработали под себя. Этот-то оригинальный Закон Моисея и исполнится весь до малейшей йоты. Его-то Иисус и пришёл исполнить. Иисус говорит: «я не пришёл нарушить вечный закон, для исполнения которого изначально написаны ваши книги и пророчества, но, пришел научить исполнять вечный закон. Но, я говорю не про ваш тот закон, который называют законом Бога ваши учителя-фарисеи, а, про тот закон Бога вечный, который менее чем небо и Земля, подлежит изменению».

Разговоры о том, что Иисус не отрицает писаный закон, применяемый в Иудее в то время, основаны на толковании Златоуста. О том, что слову «закон» в вышеприведенной цитате из Матфея, благодаря сравнению с йотою писаного закона, без всякого основания и противно смыслу слов приписано значение писаного закона - вместо закона вечного. Но Иисус говорит не о писаном законе. Если бы Иисус в этом месте говорил о законе писаном, то он употребил бы обычное выражение «закон и пророки», то самое, которое он всегда и употребляет, говоря о писаном законе. Но Он употребляет совсем другое выражение «закон или пророки». Если бы Иисус говорил о законе писаном, то Он и в следующем стихе, составляющем продолжение мысли употребил бы слова «закон и пророки», а, не слово «закон» без прибавления, как оно стоит в этом стихе. Но, мало того, Иисус употребляет то же выражение, по Евангелию от Луки, в такой связи, что значение это становится уже несомненным. У Луки, XVI, 15, Иисус говорит фарисеям, полагавшим праведность в писаном законе: «вы оправдываете сами себя перед людьми, но, Бог знает ваши сердца; что у людей высоко, то мерзость перед Богом». И 16. «Закон и пророки до Иоанна, а с тех пор царство Божие благовествуется и всякий своим усилием входит в него». И тут-то, вслед за этим Он говорит: «Легче небу и Земле прейти, чем из закона выпасть одной черточке». Словами «закон и пророки до Иоанна» Иисус упраздняет закон писанный. Словами «легче небу и Земле прейти, чем из закона выпасть черточке», он утверждает закон вечный, который благовествуется и который усилием интеллекта берётся (извлекается) из писаного закона. В первых словах он говорит «закон и пророки», то есть писаный закон. Во-вторых, он говорит просто «закон», следовательно, закон вечный. Ясно, что здесь противопоставляется «закон вечный» «закону писанному» и, что точно тоже противоположение делается и в контексте Матфея, где закон вечный определяется словами «закон или пророки».

Замечательная история текста стихов 17 и 18 по вариантам. В большинстве списков стоит только слово «закон» без прибавления «пророки». При таком чтении уже не может быть ложного толкования о том, что это значит закон писанный. В других же списках, в Тишендорфовском и в каноническом, стоит прибавка «пророки», но не с союзом «и», а, с союзом «или», «закон или пророки», что точно также исключает смысл закона писаного и даёт смысл вечного закона.

В некоторых же списках, не принятых церковью, стоит прибавка «пророки» с союзом «и», а не «или». И в тех же списках при повторении слова «закон» прибавляется опять «и пророки». Так что смысл всему изречению, при этой переделке, придается такой, что Иисус говорит только о писаном законе.

Эти варианты дают историю толкований данного места. Смысл один ясный тот, что Иисус, так же как и по Луке, говорит о законе вечном, но в числе переписчиков Евангелия находятся такие, которым желательно признать обязательность писаного закона (якобы) Моисея, и эти переписчики присоединяют к слову «закон» прибавку - «и пророки» - и изменяют смысл.

Надо представить себе каких-нибудь определенных людей, среди которых Иисус учил. Представим себе русских, или англичан, или китайцев, или индусов, или даже диких на островах и мы увидим, что у всякого народа всегда есть свои правила жизни. Свой закон жизни, и что потому, если учитель учит новому закону жизни, то он этим самым учением разрушает прежний закон жизни. Не разрушая его, он не может учить. Так это будет в Англии, в Китае и у нас. Учитель, неизбежно, будет разрушать наши законы, которые мы считаем дорогими и почти священными. Но, среди нас, ещё может случиться то, что проповедник, уча новой жизни, будет разрушать только наши законы гражданские. Возможно, законы государственные или наши обычаи, но, не будет касаться законов, которые мы считаем Божественными. Хотя это и трудно предположить. Но, среди еврейского народа, у которого был только один закон - весь Божественный и обнимавший всю жизнь со всеми мельчайшими подробностями, среди такого народа, что мог проповедовать проповедник, вперёд объявлявший, что весь закон народа, среди которого он проповедует, не может быть нарушен? Если это было бы так, то Иисусу следовало бы исполнять требования писаного закона и не нарушать субботу. И, в таком случае, в конечном итоге, его не за что было бы распинать. Но, положим, и это не доказательно. Пусть те, которые толкуют слова Иисуса так, что он утверждает весь писаный закон (Тору), пусть они объяснят себе - кого же во всю свою деятельность обличал Иисус, против кого восставал, называя их фарисеями, законниками, книжниками? Кто не принял учения Иисуса и распял его со своими первосвященниками?

Если Иисус признавал писаный закон (Тору), то где же были те настоящие исполнители закона, которых бы одобрял за это Иисус? Таковых должно было бы быть большинство. Так неужели ни одного не было? Фарисеи считались сектой, нам говорят. Евреи не говорят этого. Они говорят: «фарисеи, истинные исполнители закона». Но, положим, это секта. Саддукеи тоже секта. Где же были не секты, а, настоящие?

По Евангелию от Иоанна, все они, враги Иисуса, прямо называются иудеи. Так что же это выходит, они не согласны с учением Иисуса и противны ему только потому, что они иудеи? Это само по себе уже напоминает позицию Златоуста, что всех евреев надо бы зарезать, ибо они, якобы, поклоняются Дьяволу! Но, в Евангелии, не одни фарисеи и саддукеи выставляются врагами Иисуса. Врагами Иисуса называются и законники, те самые, которые блюдут писаный закон (Тору). Врагами Иисуса называются и книжники, те самые, которые читают закон. Врагами Иисуса называются и старейшины, те самые, которые считаются всегда представителями мудрости народной.

Иисус говорит: «я не праведников пришел призывать к покаянию, к перемене жизни, но, грешников». Где же, какие же были эти праведные? Неужели один Никодим? Но, и Никодим, нам представляется человеком добрым, но, заблудшим.

Мы так привыкли к тому, по меньшей мере, странному толкованию, что фарисеи и какие-то злые иудеи распяли Иисуса, что тот простой вопрос о том, где же были те не фарисеи и не злые, а, настоящие иудеи, державшие закон, и не приходит нам в голову. Стоит задать себе этот вопрос, чтобы все стало совершенно ясно. Иисус несёт свое учение в мир среди народа, державшегося закона, определявшего всю жизнь людей и называвшегося законом Бога. Как мог отнестись к этому закону Иисус?

Всякий пророк - учитель веры, открывая людям закон Бога, всегда встречает между людьми уже то, что эти люди считают законом Бога. Проповедник не может избежать двоякого употребления слова «закон», означающего то, что эти люди ложно считают законом Бога. Раз проповедник пытается что-либо проповедать, называя это «истинным, вечным законом», то он должен обозначить и «их закон», ошибочный закон оппонентов. Но, мало того, что не может избежать двоякого употребления этого слова, проповедник часто не хочет избежать его. Он умышленно соединяет оба понятия, указывая на то, что в том ложном, в его совокупности, законе, который исповедуют те, которых он обращает, что и в этом законе есть истины вечные. И всякий проповедник эти-то знакомые обращаемым слушателям истины и берёт за основу своей проповеди. То же самое делает и Иисус среди евреев, у которых и тот и другой закон называется тем же словом «Тора». Иисус по отношению к писаному закону (Торе) и ещё более к пророкам, в особенности Исаии, слова которого он постоянно приводит, признает, что в еврейском законе и пророках есть истины вечные. Истины Божественные, сходящиеся с вечным законом, и их-то, как изречение - «возлюби Бога и ближнего» - берёт за основание своего учения.

Позже Павел, начиная свою проповедь среди язычников, будет пользоваться тем же приёмом. Он найдёт среди идолов памятник «Неизвестному Богу» и представит дело так, что «Он» и есть «Истинный Бог», которому язычники, сами того не подозревая кланяются. Павел найдёт зерна истины - «пшеницу» - в языческих законах, а, так же укажет и на «плевелы», растущие там же.

Иисус много раз выражает эту самую мысль (Луки, X, 26). Он говорит: «в законе что написано? Как читаешь»? И в законе можно найти вечную истину, если умеешь читать. И Он указывает не раз на то, что заповедь их закона, о любви к Богу и ближнему, есть на самом деле заповедь закона вечного (Матфей, XIII, 52). Иисус, после всех тех притч, которыми он объясняет ученикам значение своего учения, в конце всего, как относящееся ко всему предшествующему, говорит: «поэтому-то всякий книжник, то есть грамотный, наученный истине, подобен хозяину, который берёт из своего сокровища (вместе, безразлично) и старое и новое».

Святой Ириней, а, за ним и вся Церковь, точно так и понимают эти слова, но, совершенно произвольно и, нарушая тем, смысл речи, придают этим словам значение того, что всё старое - священно. Смысл ясный тот, что кому нужно «доброе», тот берёт не одно новое «доброе», но, и старое «доброе» и, что потому, что это доброе старое, его нельзя отбрасывать.

Хочу ещё раз обратить ваше внимание на то, что Иисус не приносит какого-то своего «нового» учения, но, он и не находит старого в приемлемом для его исполнения виде, ибо, закон этот испорчен. Таким образом, выражение «Учение Иисуса» есть не что иное, как пример того, как нужно относиться к существующим писаниям и писаному закону, отыскивая смыслы по уму и совести.

Иисус говорит, что Он не отрицает того, что в писаном законе вечно. Он не мог утверждать весь закон, но, Он не мог также и отрицать весь закон и пророков. Тот закон, в котором сказано: «люби ближнего, как самого себя», и тех пророков, словами которых Он часто высказывает свои мысли.

Давайте ещё разберём выражение: «Закон и Пророки до Иоанна, а, отныне Царство Божие усилием берётся». Я предлагаю следующий вариант понимания: Все законы уже были написаны, ещё от Моисея. Слуги «князя» их переписали и адаптировали под себя. Потом пришли пророки и указали на искажения, так же написали пророческие книги. Эти книги вновь были искажены. И так, несколько раз. Пророки обличают. Слуги «князя» бьют их камнями, а, их книги снова искажают. Тогда Бог дал «княжеским» слугам возможность выразиться, зная, что те сами упадут в свою же яму. А, именно, им позволено было создать их писаный закон. После чего писаному закону было дано время на «затвердевание». И после того как закон приобрёл широкую известность и, даже, был переведён на другие языки так, что его уже было нельзя изменить, Бог прислал инструкцию - «как из этого писаного закона извлекать истину». Главным критиком и учителем выступил Иисус. Соответственно, после Иисуса писать уже хватит, а, нужно только исполнять, прикладывая усилие к отысканию истины в писаниях. В Торе присутствует истина в достаточном количестве, которая и есть «пшеница». Пусть вперемешку с «плевелами», но, она там имеется. Правду необходимо беречь и, чтобы случайно её не повредить, лучше оставить «плевелы» расти вместе с «пшеницей», до поры! То есть, не трогать Тору. Не нужно выкорчевывать ошибки, чтобы искореняя плевелы не повредить правде. Но, пусть будет там (в Торе) всё, ибо, в разное время разные места будут понятны. Кстати, интересно заметить, как апостолы решили вопрос о законе. Они сочли, что иудеи должны соблюдать его, а, эллинам не обязательно (к вопросу об обрезании). Как-то странно на первый взгляд. Непонятно, так он всё же нужен или нет? Ответ на это таков: спасение не от дел закона, а, от дел любви. Поэтому, если кто желает, пусть соблюдает и закон, и любовь, но, лишь любовь идет в зачёт, а, закон только помогает оценить ситуацию. Закон Моисея истинный и есть набор критериев истинности, жаль только, что в очищенном виде он не записан. Поэтому людям неискушенным, гоям, исполнять Тору нет смысла - запутаются.

А, если даже всё исправить, то государственные управленцы потом всё равно это исказят. Новый Завет, вот вам ещё один пример искажения вновь принесённой правды и фабрикации «новой» религии на старом фундаменте государственной власти. Как тут ни крути, но и государственные технологические приёмы борьбы с правдой тоже совершенствуются. Именно поэтому Ветхий Завет был принят на вооружение и в новой версии Завета. Как добрый хозяин берёт и «старое доброе», и «новое доброе», так и злой хозяин берёт и «старое злое», и «новое злое». Многие интересные вещи происходили именно во времена оные. Но через триста лет «вдруг» выяснилось, что об этом опять не осталось никаких оригинальных документов. Только Вульгата (перевод на латынь) и толкования Златоуста. Всё это снова назвали «Законом Божиим» объединив Новый Завет со Старым Заветом, который к этому времени уже давно заточен под Князя.

В какой-то момент, даже, можно подумать, что Иисус приходил зря и ничего принципиально нового Он не сказал. Закон - от Моисея. Пророчества - от пророков. А, паче всё это, так или иначе, будет искажено! И, если бы не одно интересное обстоятельство, то можно было бы действительно впасть в тоску.

К нашему величайшему счастью, мы имеем весьма знаменательное событие, которое и даёт нам великую надежду - Воскресение Иисуса! Своим воскресением из мертвых Иисус раскрывает загадку о том, как же нам следует держаться правды и не бояться смерти. Это и есть обещанное Богом спасение. То есть, жизнь в будущем веке, после воскресения. Не только у Иисуса, но, и у каждого из нас тоже может быть второе пришествие! В этом-то воскресении многие реалисты сомневаются, в том числе, и среди, якобы, верующих христиан, включая епископов. И только совсем недавно, по историческим меркам, с появлением науки генетики, кое-что стало проясняться. Ведь, именно генетика осмысленно объясняет, как человек рождается. Значит, человек может быть рожден (клонирован или создан) снова, если знать и уметь, как это сделать. Ева - хороший пример. Вот прилетит Иисус с полномочиями Христа и начнёт отыскивать генные формулы для воссоздания и расселения расы людей, начиная с самых достойных, конечно! Сначала Земля, после солнечная система и, конечно же, другие звезды тоже!

Краткий вывод из всего сказанного выше делаю такой:

Наш создатель, как и обещал нашим предкам, придумал и запустил некий план спасения свободной духовной человеческой личности. Технология спасения исключает насилие. Обещания свои Бог конечно держит. Причём, с первого раза. А, это значит, что Завет, как и Закон, бывает только один. Не бывает ни Второзакония, ни Нового Завета, ни Корана, даже, несмотря на то, что книги об этом написаны. Со стороны человечества Завет, также и Закон, тоже не может быть изменен. Ибо, уже есть многие, исполнившие его. Они-то и станут наследниками Царствия Божия, даже, если других больше не будет. Правда, в этом случае, можно было бы уже, и завершать проект под названием - История Человечества. А, раз история ещё идёт, очевидно, что и граждане Царствия ещё будут. Вопрос только в том, с какой стороны окажемся мы с вами - среди наследников или умрём навсегда. Для того чтобы стать сонаследником, человеку предлагается совершенно добровольно приложить самого себя к делам Божьим. Но, вот проблема. Как человеку узнать, что именно от него требуется? Да, есть совесть, да, есть ум, да, всем понятно, что нужно быть правдивым и мудрым. Казалось бы, всё просто. Но, в мире существует государственная и церковная пропаганда. Церковь и государство аллегорически представлены образом «Блудницы на Звере».

По сути, понятие Закон Моисея (настоящий) есть не что иное, как набор критериев для оценки своих дел. Те самые критерии истинности, о которых так много говорится. С некоторыми предписаниями и запретами, логически вытекающими из этих критериев. Для более точного понимания закона Иисусом, разработана методика. В теории, Он объяснил всем принцип выявления «плевел». А, на практике он показал пример самопожертвования Богу. А, главное, своим воскресением Он показал - зачем это нужно. Всё, что касается того, что и как будет после всеобщего воскресения, находится за пределами нашего понимания. Знаем только, что это будет «хорошо». Нечто вроде - «молодость без старости и жизнь без смерти». А, вот то, что касается нашей нынешней жизни - известно в частности из писаний. Несмотря на то, что писания все подделаны, испорчены и исправлены, правда там имеется. Каждый из нас обязан, разобравшись в писаниях, всё правильно понять и, соответственно, поступать по совести. Совесть, кстати, есть единственная «вещь», которую человек может взять с собой в потусторонний мир, в мир воскресения. Глупо продавать ее (совесть) в этой первой жизни, не узнав ей цену там.

Назад к оглавлению.

 

 

 

 

 

 

www.000webhost.com